Запись пользователя - fallenangel
2020-02-03 19:47:00
Просмотров: 109
- Тридцать три годика.
Мальчику в этом году 33.
У мальчика кожа ввыжена солнцем, пеной небесной, дымом российских заводов, черной звездой, взорвавшейся от одного только взгляда на эти тяжелые веки мальчишки, на эти нависшие брови, в глаза, что глядят на тебя как на пепел, на вакуум.
Мальчик смеется-хохочет, изо рта у него - самолеты, паромы, ракеты, гиганты, циклопы, удавы, красные-красные воды Невы, синие бабушкины платочки на голову с всратым узором.
Он поет, и я слышу течение вод по крышам Москвы, я слышу - парнишка в Ташкенте играет корабликами в ручье, как плачет чумазая женщина в развалившейся хижине в ценре индийской деревни, и как в космосе медленно плавает пыль.
Мальчик плечами играет на скрипке, вместо ног у него - две огромных змеи, руки его в орденах бывших войн за доброе имя великой державы, черничное небо над мальчиком плачет слезами из золота, нефти и пыли, у мальчика пальцы танцуют стриптиз и немного качаются в такт грустных песен.
На теле у мальчика - карты древнейших республик, на теле - иконы поют свои песни, и мальчика ради распустил свои руки по целому миру огромный Пуруша, надеясь найти, целовать в его скулы, сережки и раны, и в ступни, которые мягко ступают по полю, пока он танцует на нем и рыдает, хохочет и плачет, гладит невесту и дочку, играет в футбол, баскетбол, разводит костер из костей своих недругов и водит вокруг хороводы в великом своем одиночестве.
А мальчик бежит за мечтой, за собакой, за Нилом, за Волгой, за старой девяткой, за богом, за солнцем, которому слепит глаза этот мальчик, которому в этом году 33.
А мальчик не видит, что мимо несутся остатки древнейших гробниц, несутся холодные руки погибших в боях, они к нему тянутся, к этому мальчику, а он убегает вглубь леса, вглубь дома, вглубь песни и музыки вглубь убегает. Он очень боится, мой мальчик, что если вдруг ноги замрут - его унесет, растворит, на тысячи тысяч осколков раздавит, на множество маленьких птичек-синичек, на хлеб и на соль раздадут.
И я задыхаюсь от быстрого бега по длинному лесу из струн, барабанов, заброшенных суден в океанских глубинах, карет и повозок, таксистов, концертов, чернеющих капель его сладкой крови, которая хлещет мне прямо в лицо.
Мне нужно догнать, обернуть и ударить, мне нужно его напоить родниками, дать солнца на блюдце, дать жизни и смерти, немного зерна для побегов и ссадин.
А он убегает, а он убегает, мой мальчик, я вижу вдали, как он плачет, несется, мне хочется взять его на руки, петь колыбельную, и крепко его целовать прямо в лоб.
Когда добежишь, милый мальчик, до края, сожми в кулаке свою волю и силу, и маму, и папу, и брата с невестой, и черное зарево над островами, и книжку про бога, и бога про книжку, и старую липу в заброшенном парке.
Сожми их в кулак и тогда обещаю:
Не страшно и прыгнуть в гремящее эхо и синее пламя.
Ключевые слова: не указаны
Комментарии(5)
- Назад в дневник
- Назад в профиль
- На главную
При поддержке wap.sasisa.ru
[0.0023]
© rublog.ru, 2008